Шуньята как способ познания мира

Шуньята как способ познания мира

Не касаясь этапов и сущностных черт экстраординарной практики, которая глубоко эзотерична и на сегодняшний день не доступна для рациональной реконструкции средствами европейской науки, остановимся на философском анализе механизмов и целей обыденной практики Махамудры, опираясь на книгу немецкого исследователя Х.Гюнтера и тибетского монаха Ч.Трунгпа «Утро тантры» . С их точки зрения, сутью обыденной медитативной практики является переход от привычного восприятия мира к первичному внутреннему видению вещей и процессов такими, как они есть на самом деле, т.е. без всяких предрассудков и субъективно-психологических наслоений. Такое пра-видение подразумевает устранение дуальной установки (субъект-объектной дихотомии), в результате чего сознание медитирующего как бы сливается со всеми процессами в мире и ему открывается исходная пустота-энергия бытия, где все вещи и события, включая феноменальный поток собственного сознания, являются в их первозданной незамутненности.Развитие личности происходит вместе с познанием мира.

Все они — лишь относительные флуктуации этой абсолютной пустоты-энергии (пра-энергии). «Когда мы говорим о шуньяте, — пишут Х.Гюнтер и Ч.Трунгпа, — мы говорим об открытости бытия. Когда наш способ восприятия привязан к каким-то предустановкам и ожиданиям — мы оказываемся вне этой открытости». Авторы подчеркивают, что пустоту-шуньяту нельзя рассматривать по аналогии с пустым стаканом, где нет воды. Скорее ее надо трактовать как неизменное порождающее и всесвязующее «поле-лоно», из которого появляется и на «сцене» которого разворачивается все многообразие различных материальных и психических процессов. С их интерпретаций согласен и выдющийся бурятский буддолог Б.Д.Дандарон, подчеркивающий, что шуньята «служит фоном, на котором все выделяется в своей изменяемости». На этом фоне происходит личностный рост.

Удивительно, но если все же попытаться более определенно философски осмыслить сущность буддийской шуньяты (хотя, по свидетельству практикующих адептов, это невозможно в принципе), то вряд ли это удастся сделать лучше, чем С.Л.Франку, когда он писал в «Непостижимом» о трансфинитной и трансдефинитной божественной потенциальности бытия: «Если все возникающее “следует” или “вытекает”… из трансфинитного существа реальности, если оно рождается из темного — и притом не только для нас, но и в самом себе темного — лона потенциальности, то оно, правда, возникает не “из себя самого” и не из “ничего”, т.е. не без основания, но вместе с тем оно все же возникает не из “определенного основания”, а именно лишь из трансфинитного существа реальности, из неопределенной и неопределимой потенциальности». Так пробуждается самосознание.

Таким образом, шуньята может быть интерпретирована как некая рационально неопределимая пра-субстанция мира — его творящая, но неизменная материально-энергийная основа, запредельная для чувственно-рассудочной установки сознания.

В йогических текстах неизменно отмечается, что когда человек приобщается к шуньяте, то чувствует cвою неразрывную связь с Космосом. В нем просыпается любовь (каруна) ко всему сущему, неотъемлемой и полноправной частью которого он является. Знание шуньяты дарует, по отчетам адептов, ощущение укрытости в едином материнском рождающем лоне мирового бытия (ср. русское пра-материя, пра-матерь). Указывается также, что познавательная способность, которая пробуждается в человеке при прикосновении к космической шуньяте, называется праджней или праджня-интуицией (ср. с русским: пра-знание, пре-мудрость). Сейчас можно считать доказанным, что медитация в обыденной практике Махамудры и в дзэн-буддизме (Китай, Япония) имеют одну и ту же цель, но методики достижения праджни, дающей ощущение шуньяты, несколько различны. Вот как описывает праджня-интуицию современный исследователь дзэн-буддизма Д.Т.Судзуки. Он отмечает, что целью дзэнского пути является приобщение к Космическому Бессознательному (тождественному шуньяте), а праджня есть «непостижимая абсолютная интуиция бесконечного, которое никогда не дано нам в повседневном опыте, определяемом конечными объектами и событиями» . И далее: «Праджня — особое переживание человека, когда он чувствует в глубинах своего существа бесконечную тотальность вещей. Говоря языком психологии, это переживание конечного эго, разрывающего свою тягостную оболочку и обращающегося к бесконечному, которое порождает все конечное и потому преходящее» . Тот же автор подчеркивает, что в состоянии праджни человек впервые начинает ощущать (именно ощущать, а не рефлексивно знать!) о присутствии в недрах его существа некоего глубинного Я, имманентно связанного (вспомним о принципиальном значении «со» в слове сознание!) со всем мировым целым.

Меридия

Меридия

Добавить комментарий